Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Рефлексия

Кения. Часть четвертая. Люди

Как и везде, жители Кении не могут быть похожи друг на друга. За короткий срок трудно объективно оценивать людей, понять их образ мышления и логику поступков. Я постараюсь рассказать о том, какое впечатление кенийцы произвели на меня....

В первую очередь, я бы разделил жителей страны на две крупных категории: жители столицы - Найроби (континентальной Кении) и жители прибрежных районов (например, городов Момбаса, Килифи, Малинди, Ламу). Однако это деление очень условное. Мне показалось, и со мной согласны все доступные источники, которые удалось достать до поездки, что жители Найроби отличаются особой неприязнью к белому населению (несмотря на то, что белые живут в Найроби давно и достаточно в большом количестве). На улицах то и дело встречаются чувачки, которые бросают на тебя косые взгляды, бурчат "мзунгу" (суах. muzungu) ("белый") и что-то еще на суахили. Однако стоит иметь в виду, что даже частые случаи такого отношения не являются полноценной характеристикой большинства. На улице можно спросить направление, спросить, где находится то или иное здание, и вам обязательно подскажут. Дело в том, что Найроби как столица населена различными социальными слоями: от самых богатых в Сити, до самых бедных в трущобах Кибера на юге. И те и другие в течение дня курсируют по центру города, перемешиваясь в кашу, в которой белому сложно выделить порядочного человека, и он идет по пути меньшего сопротивления, скрывается в "белых резервациях" вроде отеля или крупного торгового центра. И в этом нет никакой романтики. Как бы то ни было, не следует бросаться в крайность и избегать появления на улице. Я бы посоветовал не гулять в темное время суток. Чернокожих и правда не видно в темноте. И тем более не видно, приличный ли это человек, или вооруженный гопник.
Важная особенность, о которой нужно помнить, это то, что Найроби сильно перенаселен. Народу здесь очень много. Многие в такой толпе и при таком ритме жизни и не обратят на вас внимания. Но быть на чеку все же стоит. Ни таксисты, ни тук-тукисты, ни тем более мототаксисты в Найроби не проявляют никакой активности при зазывании клиента. Если во всех прибрежных городах и городках они просто не дают проходу, в столице на вас даже не обратят внимания. Это особенно заметно, когда в Найроби вы возвращаетесь после пребывания на берегу океана...

Теперь о жителях побережья. Эти ребята совершенно не похожи на столичных. Единственный источник их дохода - туристы. Отсюда столько продавцов всякого барахла, сувениров и кокосов, массажистов и таксистов, лодочников и просто бездельников, которые хотят развести вас на деньги. Они улыбчивы, при каждой встрече говорят свое любимое "джамбо" (суах. jambo), что означает "привет", и обязательно поинтересуются не хотите ли вы на сафари, или на водную прогулку на лодке на коралловый риф. Они приставучие, да так, что надоест на второй день. На пляже туристы скрываются в тени пальм отеля, на охраняемой территории, куда торговцам вход запрещен. Последним приходится выцеплять туристов на пляже. Единственное спасение - океан и территория отеля. Мы скрывались на территории чужого отеля и нагло врали охране, что живем по соседству
Пляжные торговцы продают всякий хлам вроде парео и платков (у одних в наличие целые ряды, расположенные прямо на песке, и называется это "магазин"), брелоки в виде животных, где за деньги напишут ваше имя. Отделаться от пляжных продавцов быстро не получится. Они запомнят ваше имя и будут бродить за вами в течение всего отпуска. Это молодые ребята околостуденческого возраста. Взрослые - это в основном лодочники, гордо называющие себя "капитан". К сожалению, все они видят в вас только источник наживы.
Отношение в корне меняется, когда вы сталкиваетесь с незаинтересованными лицами. В матату обязательно помогут затащить вещи, пассажиры подвинутся, при этом их не нужно специально об этом просить, всегда подскажут как пройти куда нужно... Можно воспользоваться одной хитростью, не уверен, что только я об этом догадался: поскольку реальную цену на товар или услугу можно узнать только не у заинтересованного лица (а развести здесь рады на каждом шагу), можно, например, поинтересоваться о правдивой цене на фрукты у чувака, который предлагает туры на сафари, у продавца фруктов или официанта можно спросить, сколько стоит проезд, и т.д. Проверили неоднократно - это работает. Главное не бояться доверять людям, и не быть слишком доверчивым. Ведь как говорят многие кенийцы при встрече: не бойтесь... мы не едим людей!

А теперь кадры, о которых хочется написать отдельно...

Перемещаемся вдоль Malindi road по обочине. Вышли из матату раньше положенного, пришлось немного пройтись. Через дорогу раскинулся многокилометровый забор местной колонии, всюду охрана в красной форме. Все любопытно. Вдруг буквально с дерева падает черный дредастый чел очень криминальной оборванской внешности, с мачете в руках. И пристально смотрит на нас. Без улыбки на лице. Совершенно без улыбки. Что делать? Мы просто пошли дальше ему на встречу, я поздоровался первым, он поздоровался в ответ и спросил откуда мы приехали. Ответ "из России" его приятно удивил, и он предложил продать свой телефон с разбитым в хлам дисплеем. И мачете все это время держал в руке. Мы попрощались, и разошлись долго вспоминая этого милого незнакомца у дороги.

Гуляем вечером по пляжу. Подходит дед и начинает рассказывать, почему вода так далеко отошла от берега. Ему очень понравилось, когда мы сказали, что из России. В Кении не любят политику Соединенных Штатов, а дед оказался очень осведомленным в политических вопросах. А не любят политику США по одной простой причине - Барак Обама наполовину кениец, его отец уехал из города Кисуму, это на востоке страны, учиться в США, там и остался. Президент США не помогает Кении, на что они по-видимому очень рассчитывают. Дед рассказал нам много про политический устрой мира, вспомнил Советский Союз, предложил купить брелок и получив отказ, попрощался.

Как-то раз мы решили забраться на лестницу, врезанную в скалу, посмотреть на океан сверху. За нами увязался охранник, молодой парень в голубой форме и кепке. Ему запрещено пускать туда людей без сопровождения (лестница принадлежит закрытому отелю, который он и охраняет). Он рассказал много интересного про свою работу и совсем не надоедал своем присутствием за нашими спинами.

Самый запоминающийся человек Кении - это официант отеля, в котором мы жили. Его зовут Хамфри. Ему около 26 лет. Он работает с самого раннего утра до глубокой ночи (пока последний посетитель допьет свое пиво). Каждый день он появляется на рабочем месте, пока все еще спят, и покидает его, когда все уже ложатся. Улыбка не спадает с его лица. Он и официант, и бармен, и администратор ресторана в одном лице. Очень приятный человек.

Бредем по пляжу Малинди с широко открытыми глазами. Океан отошел от берега очень далеко. Навязываются двое проводников, с удовольствием готовых (за 300 KSh (120 рублей), причем это выяснилось позже) показать безопасный маршрут. В пути они рассказывают про флору и фауну со дна океана и демонстрируют гадов во всей красе. Звезды, морские ежи, мурены, кораллы, хрень, похожая, на черную сардельку, какие-то совсем непонятные существа. Заводят далеко. И мы возвращаемся назад, когда океан начинает наступать. Еще двадцать минут, и пришлось бы уже плыть. В итоге содрали 100 KSh (40 рублей) дополнительно, за колючку, на которую наступил один из проводников. Примерно так выглядит работа мужчины средних лет в прибрежных районах Кении.

Возвращаемся из Малинди. Вышли чуть раньше, в Мтвапе, купить еды. Сразу из магазина нас затаскивает к себе кондуктор. Садимся в полную матату и ждем когда поедем (ехать не больше пяти минут). Впереди стоит матату-конкурент. Женщина в платке переходит дорогу и мешкает. К ней подлетают два кондуктора: наш и соседний. За пассажира бились на кулаках. Кондуктор из соседней матату не по-кенийски накачан (все кенийцы очень жилистые и худощавы) и похож на баскетболиста. Неудивительно, что он навалял нашему кондуктору. Это реалии жизни в Кении. Ты должен быть сильным, чтобы уметь сказать: руки прочь...

Ловим мототакси на Haller Park, останавливается тук-тук и мы договариваемся о цене 80 KSh (32 рублей). Проехали три километра. Когда выходим из тук-тука, водитель заламывает цену 800 KSh (320 рублей), мол мы договаривались о такой цене, и что он расслышал именно 800 KSh, а за 80 KSh никогда бы не поехал. Я отдаю ему 160 KSh (64 рубля) и говорю, извини, больше нет (потому что правда больше не взяли). Мы уходим. Когда выясняется, что вход в парк стоит дороже, уходим менять валюту, возвращаемся, и он все еще ждет нас у входа. Подруга настояла, чтобы мы ему заплатили и он не преследовал нас по тропинкам и зарослям парка. Да и вообще. Мы сошлись на 500 KSh (200 рублей). Что все равно оставило осадок. На самом деле тук-тук на дальние расстояния стоит дорого. И вероятно цена была завышена всего на 100 KSh (40 рублей), а не в разы. В любом случае, это обидно. Стереотип: если ты белый, значит у тебя есть деньги. И слиться с толпой не получится. Водитель шел за нами, когда мы были уже внутри. Я повернулся и спросил, почему он преследует он нас, ведь мы вроде во всем разобрались. Он просто шел в ту же сторону. И по пути рассказал нас, куда лучше сходить в этом парке, куда подойти в первую очередь и что-то еще. Это Кения.

Кадр, который мог бы получиться самым лучшим, но он так и остался в моей голове. Мы в Момбасе, держим путь к офису Modern Coast на Mombasa road, на дороге возникает картина, которая не может оставить равнодушным. У огромного контейнера с мусором в кресле сидит грязнейший бомжара и дремлет. На контейнере по периметру молча сидят большие черные вороны, а рядом, прислонившись к нему, стоит парниша в грязных дредах, бейсболке и в белоснежной футболке, и читает газету...

Люди - это Кения, страна, которую стоит посмотреть своими глазами.

DSC_0029

DSC_0388
Рефлексия

Кения. Часть третья. Дорога из Найроби в Момбасу

По окончанию поездки прошел уже почти целый месяц, но воспоминая живы и ярки до сих пор.
Последний автобус из Найроби выдвигается в 10.00, из аэропорта мы добрались до центра к 9.00, причем какое-то время ушло на поиск заветной Accra Road, где формируется большинство междугородних автобусов. В Кении нет автовокзалов как таковых в нашем привычном понимании, здесь автобусы отправляются непосредственно от офисов компании-перевозчика, которой они принадлежат. Нам попался самый дешманский T.S.S.Express. Мужик, задача которого набрать пассажиров, завидел нас издалека и буквально затащил в автобус. Времени было мало, чтобы искать что-то еще (мы планировали уехать на автобусе фирмы Modern Coast – это самая мирная компания, за плечами много лет работы, судя по отзывам, адекватнее не найти). Билеты на автобус можно купить только в офисе. Офис T.S.S.Express (где слово Express на скорость передвижения никак не влияет, это только название) представляет собой шалаш с вертикальной ржавой решеткой, за которой сидит парень в белоснежной рубашке и записывает в журнал пассажиров. Он спросил имя и оторвал два квитка – билета. Цена одного - 900 KSh (350 рублей), хотя мы рассчитывали на более дорогие билеты.

Как выяснилось позже, один из самых дешевых автобусов – именно T.S.S. Express. Но он и самый обычный: грязный внутри, останавливается на каждой кочке, и ездят на таких автобусах только местные. Далее примерно в одинаковой ценовой категории следуют Mash Express, Spanish Coast, Modern Coast. Проезд маршрутом Момбаса-Найроби на Modern Coast (их офисы действительно похожи на офисы, офис в Момбасе чистый и просторный, расположен на Mombasa Road), стоит 1600 Ksh (650 рублей) за одного. Все это обычные автобусы, без кондиционера. Однако существует Modern Coast Oxygen – автобус, оснащенный кондиционером, тонированный снаружи, также курсирующий между Момбасой и Найроби, стоимость проезда самая высокая, составляет 1900 Ksh (750 рублей). Они ходят каждый час с 8.00 до 10.00, насчет ночных автобусов не уверен. В начале года был введен запрет на перевозки пассажиров на ночных маршрутах в связи с участившимися случаями ДТП. Стоит отметить, что скорость передвижения между городами почти не зависит от фирмы, которую вы предпочли. В любом случае придется затратить на дорогу около 8 часов. T.S.S.Express тормозит в деревнях, поэтому на нем ехать немного дольше (зато есть шанс оценить местный колорит).

Автобус Найроби-Момбаса пересекает практически всю страну поперек, перемещаясь из северного полушария в южное, следует через национальный парк Восточный Цаво (англ. Tsavo East National Park). Из окна можно пронаблюдать как меняется природа и ландшафт: если Найроби – это горная Кения, лежащая на высоте около двух тысяч над уровнем моря, вокруг горы, саванна и резкие перепады высоты, то по мере приближения к прибрежной части страны вокруг простираются бесконечные равнинные полустепи.
DSC_0004

DSC_0002
На выезде из грязного Найроби сидя на пальме огромные аисты вьют гнездо. Строители спят лежа прямо на траве, уткнувшись в нее лицом. Наш автобус останавливался у обочин или просто притормаживал на протяжении всего пути, чтобы местные торговцы успевали продать свой товар. Обычно они подбегают к окну и суют орешки, воду, связку фруктов, жвачку, печенье и красный лук. О цене договариваются так же через окно (некоторые заходят в салон автобуса). Маленькая пачка орешков макадамия (австралийский орех) или кешью стоит 50 KSh (20 рублей). Пока мы ехали, какой-то мужик читал лекцию про полезность какого-то крема. Долго что-то рассказывал и всячески развлекал пассажиров. Суахили мы не понимаем, но по реакции местных (в автобусы кроме нас белых не было, были другие туристы, но они тоже африканцы) со своей функцией мужик справлялся.
DSC_0006
Прямо за нами ехала мать с ребенком. Поэтому окно мы не открывали. Ребенок постоянно просовывал ноги между нашими сидениями и всячески лез к нам и любопытствовал. Без кондиционера и с закрытыми окнами в автобусе становилось по-настоящему жарко. Проветриться удалось только на остановке между городами. Здесь возле общественного туалета растет манго. В кафешке белые туристы скандинавской внешности спасают свою красную обгоревшую кожу от солнца. Это была одна из двух больших остановок в пути. Но самое интересное происходило не внутри автобуса, а снаружи. Мы проезжали национальный парк...
IMG7162
На самом деле национальный парк – это огромная территория размером в какое-нибудь небольшое государство в Европе, где в диких условиях водятся дикие животные. Наблюдение за животными в дикой природе называется «сафари». На самом деле сафари – это очень дорогое и не оправдывающее себя занятие для туристов (если конечно вы не помешанный любитель животных). Реальные цены выглядят так (буклет дал парниша на улице и полчаса читал нам лекцию, как неплохо было бы съездить на сафари).
DSC_0476
Вас вывозят на автобусе в степь и по адски плохой дороге везут смотреть как пасутся антилопы и слоны и охотятся львы. Если вы выбрали поездку на один день, вас плюс ко всему накормят. И по тем же колдобинам отвезут назад. Даже если львов вы не увидите, и слоны с жирафами в этот день куда-то ушли, это все равно называется сафари.

Национальный парк идентифицировать легко даже не имея с собой карты. Если вдоль всей трассы Найроби-Момбаса, главной автомагистрали страны, раскинулись небольшие деревушки, бесконечные домишки, разукрашенные символикой жвачки Doublement, то на территории парка строений нет. И люди по всей видимости там не живут. Когда мы проезжали Цаво, возле дороги пасся огромный красный слон, похожий на мамонта, с обрубленным бивнем. Подруга даже решила что это муляж, насколько он был нереальный. Через двадцать минут заметили колонну обезьян, марширующих вдоль обочины, двух антилоп, которые если траву и двух бегущих слонов на фоне палящего солнца и бесконечной равнины парка. Странно, но на обратном пути, а мы ехали той же дорогой, и видели вообще никого.

В Момбасе мы были уже на закате. Местные не рекомендуют белым гулять после захода солнца. Обычный стереотип африканца – если белый, значит с деньгами. Лучше быть осторожнее, особенно в стране, где многие если не большинство в год зарабатывают меньше, чем ты потратил на один авиабилет. Задача была добраться до отеля Nightingale Apartments, который находится возле городка Мтвапа. Мы не успели выйти из автобуса, как подбежал водитель матату и начал зазывать нас в Малинди (это по дороге, но намного дальше). Он подсказал, что матату в Мтвапу останавливаются на противоположной стороне. Мы перебежали дорогу (в Момбасе почти не светофоров и тем более зебр, люди переходят дорогу где придется). Надо сказать, что не без труда – движение в субботу вечером просто ужасное. Матату нужно ловить так же, как маршрутку в России. Да ее вообще не надо ловить – она вас сама поймает. Сели в переполненный микроавтобус с узкими проходами, так что когда я залезал, мне удалось немного посидеть на коленках толстой черной женщины – спасибо ей, что помогла затащить сумку. Проезд из Момбасы до места стоит 40 KSh (18 рублей) за одного, я дал 200 KSh (90 рублей) и конечно же сдачу не получил: вечер, и к тому же цвет кожи выдает в нас туристов. Пассажир рассказал, как и где выйти, попросили кондуктора, чтобы тот остановил матату на нужном перекрестке (просьба об остановке - тройной удар по корпусу матату кулаком, как будто стучишь в дверь, звук получается настолько громкий, что водитель его услышит даже несмотря на грокую музыку). Вышли, и по совету того же пассажира не пошли пешком, а сели на мототакси. Отдал мототаксисту 150 KSh (60 рублей), хотя на самом деле проезд за такое расстояние стоит не больше 50 KSh (20 рублей) (в независимости о количества пассажиров - однажды видели, как на таком мотоцикле без коляски помещалось три пассажира и водитель).

Когда были на месте, я почувствовал себя как в другом мире. Высокий забор, охрана, спокойная музыка из ресторана, бассейн с подсветкой, финские туристы и неспешное течение жизни. Иногда от внешней Кении тоже нужно отдохнуть.
Рефлексия

Кения. Часть вторая. Найроби

Найроби - это самый грязный город, где мне приходилось когда-либо бывать. Грязные улицы, мусор везде где только можно - скорее не вина коммунальных служб, а самих людей. Здесь принято мусорить там, где ешь, где существуешь. Самое странное, сами люди выглядят очень опрятно, носят чистую светлую одежду, и пахнет от них чистотой.

Первое впечатление о городе было коротким. Виды разбитой промзоны, землянок и трущоб на юге перетекли в высокие здания в центре. Цвет жилых кварталов Найроби - серый. Это цвет их жизни. Страшно смотреть на бедность вокруг.

Люди в Найроби почти не улыбаются, не здороваются (как на побережье), презрительно смотрят и часто кидают оскорбительные "мистер Джон, миссис Джон" или "мзунгус". Не трогают. Стремно находиться на улице, где среди тысячи человек вас белых - двое. О дружелюбии здесь кажется не слышали. Хотя все слишком субъективно. С точки зрения экзотности здесь кадров навалом. В огромной куче мусора, куче, из которой уже высосали все более-менее полезное и съедобное, серой и бесформенной, сидит грязный бомж и о чем-то думает. Посреди тротуара, где курсируют бесконечные толпы народа (в столице проживает два миллиона), валяется пьяное неподвижное тело. На остановке, дожидаясь матату (кенийский вариант маршрутки), стоит человек и держит за ноги петуха. Грязные продавцы фруктов соседствуют с опрятными кенийками офисного вида. Навстречу всей этой массе движется колонна шведских туристов-студентов. Чистеньких и стерильных. Все это так странно...

Уличная еда в Найроби (как и везде в Кении, где мы были) представляет собой загадочное пластиковое ведро, в котором плавают вареные яйца. На самом деле внутри есть что-то еще, но со стороны это выглядит именно так. Женщина - держатель точки общественного питания, раскладывает еду по пластиковым тарелкам прямо у обочины грязной и пыльной дороги, возле помойки, возле рынков, где воняет протухшими овощами. Пластиковые тарелки, естественно, никуда не выбрасываются. Это самая дешевая еда в Кении (около 50 KSh) (20 рублей) за порцию. Опробовано не было. Есть замечательное видео, посвященное этой теме.

Найроби - город, в котором достаточно провести один день перед обратным вылетом. Здесь не встретишь тук-тук (моторикша) на каждом шагу, а мототакси (и такие бывают), которые попадались по пути, в отличие от побережья, не обращали на нас никакого внимания.

На обратном пути мы прибыли из Момбасы ранним вечером, когда солнце все еще светило (в горной Кении темнеет в 18.30). Власти сильно постарались, чтобы замаскировать всю грязь, наполняющую Найроби. Вдоль главной трассы страны на подъезде к столице посажены цветы, покрашены заборы, высокие белые здания с чистыми окнами возвышаются над пальмами, идеальный асфальт. Напротив - большой парк Ухуру (англ. Uhuru Park) и гольф-клуб, есть специально выделенное место для курения - небольшой сквер с табличкой "Smoking Zone". В Кении курение в общественных местах запрещено. Если на побережье никто тебя не видит, то в столице приходится либо скрываться, либо посещать такие места. Вокруг все ухожено и чисто. Никакого намека на тот Найроби, который наз встретил в первый раз. Неудивительно, что некоторые туристы оставляют только положительные комментарии касательно времени, проведенного в Найроби.

Вышли из автобуса и не найдя ни одного тук-тука на узких улицах центра, отправились к отелю пешком. В Найроби течет одноименная река. Рекой назвать ее трудно - это больше похоже на канализацию, которая выведена на поверхность. В ней содержится как минимум несколько таблиц Менделеева. Вдоль реки Найроби расположился вещевой рынок вперемешку с овощными лотками. Продают в основном трикотаж и китайскую обувь. Женщины, раскинув простыни прямо на земле, продают немытую морковь, мужчины с тележками продают чищенные ананасы, разрезанные на продольные кусочки и завернутые в целлофан. Кусок ананаса стоит 10 KSh (4 рубля), авокадо и манго поштучно - 10-20 KSh (4-8 рублей), связку бананов можно найти за 20-30 KSh (8-12 рублей). Цены на овощи тоже адекватны. На следующий день там чуть не наступили на дохлую крысу, которая очевидно умерла ненасильственной смертью.

Ночевали в мини-отеле, крохотном, но спокойном, в самом центре найробийской суеты. В компании интеллигентных мужчин, проводивших субботний вечер за кружкой пива, мы проводили свой вечер, смотрели уставшими глазами на нерасторопных официанток и вдыхали прохладный воздух Кении. На следующий день вышли рано.

На букинге был такой вопрос - что по вашему мнению лучшее, чем можно заняться в Найроби. Мой ответ был абсолютно искренним - уезжать...
Рефлексия

Кения. Часть первая

После прочтения множества предостерегающих постов по поводу опасностей, которые таит неизвестная Кения, я решил написать собственный пост, основанный исключительно на собственном опыте. Пока не попробуешь сам, слепо верить чужим словам и мнениям не стоит, а если дело касается поездок в Африку - тем более.

Начнем с первого, с чем сталкивается турист - кенийская таможня. Во всех статьях о получении визы и прохождении кенийской границы было написано невероятно много слов о требованиях, которые к этим процедурам применяются: для получения визы необходимо подтвердить наличие денежных средств в сумме не менее 500$ на человека, а также обратные билеты. Визу можно получить в посольстве или непосредственно по прилету в аэропорту Найроби.
Как все происходит на самом деле. Получать визу в посольстве не нужно (если конечно вы всегда не хотели побывать в здании посольства и готовы специально приехать в Москву). Виза ставится по прилету в аэропорту. Для ее получения нужно заполнить анкету (своего рода миграционная карта), в которой помимо основных паспортных данных указывается адрес, где вы собираетесь остановиться. Этот адрес никак не проверяется. Самое главное, что нужно на кенийской границе - это ручка и 50$ за саму визу. В нашем случае ручку одолжила милая женщина - работник аэропорта Найроби. Берите в поездку свою, она пригодится. С заполненной анкетой и паспортом следует пройти к окну паспортного контроля. В аэропорту Найроби окно представляет собой не привычную будку с кучей камер и человеком в погонах за стеклом, а обыкновенный стол с лампой. Чтобы наконец получить заветную визу, нужно оставить свои отпечатки пальцев. На стойке перед столом стоит хитрый аппарат с сенсорным экраном. К экрану нужно приложить по очереди большой палец сначала правой руки, затем четыре пальца вместе. Тоже самое левой. После паспортный контролёр потребует с вас 50$ (стоимость трехмесячного пребывания в Кении), вклеит незаполненную наклейку формата как шенгенская виза и кривым почерком впишет от руки какие-то слова. До свидания, здравствуй, Кения.
Важно, что по кенийской визе можно находиться только в Кении (в соседние Танзанию и Уганду нужно получать отдельные визы - соглашение о едином визовом пространстве между этими государствами еще не вступило в силу). Кроме этого, не совсем понятно, возможно ли выезжать за границу Кении и возвращаться по этой же визе (на наклейке написано, что виза однократная, что, естественно, предполагает однократный въезд). Но эту информацию проверить не удалось.

Обмен валюты. Большое заблуждение, в которое вводят туристы своими комментариями, это возможность расплатиться в долларах. Якобы за все туристические развлечения, и не только, требуют именно доллары, а местами (например, за посещение Marine Park) евро. Национальная валюта Кении - кенийский шиллинг (KSh). В ходу монеты 1, 2, 5, 10, 20, 40 (юбилейная) и купюры 50, 100, 200, 500, 1000 шиллингов. Меняйте деньги на местные и никогда не ошибетесь. Они принимаются везде.
Обменный курс в аэропорту Найроби отличается от обменных курсов в других аэропортах, где я бывал раньше. Отличается тем, что он адекватный. На конец февраля официальный курс составлял 1$ = 83 KSh, обменный курс в аэропорту - идентичный. Чтобы поменять шиллинги обратно, требуется квитанция (в банке ее дают всегда, а вот в аэропорту ее нужно требовать - мы не требовали, потому что меняли немного). Окно обмена валюты находится на первом этаже здания аэропорта, по пути к выходу в город. Работает круглосуточно. По-английски говорит. Комиссию не берет. В принципе всю сумму в расчете на весь период пребывания в Кении можно смело менять в аэропорту Найроби.

Автобус в город. Готовясь к поездке, я прочитал множество англоязычных комментариев по Кении, в том числе насчет транспорта из аэропорта в город. И все они, как ни странно, указывали на то, что лучше взять такси. Стоимость такси в город, если уметь хорошо торговаться, составит 20$. Если не торговаться, и внешне вы выглядите как откровенный простачок, вам не постесняются зарядить и 100$. Читал, что одна русская пара даже заплатила такую сумму. Цены неслучайны - основной поток туристов - европейцы, а именно немцы, финны и англичане. Они живут в другом измерении дороговизны. Короче говоря, такси - вариант, неподходящий бедным студентам (проводящим пятнадцатидневный отпуск на экваторе) как мы.
В центр города (англ. City, City Square) ходит обычный рейсовый автобус фирмы City Hoppa. Конечная остановка - Ambasadeur bus stage (напротив отеля Hilton). Он бывает зеленый и фиолетовый. Стоимость проезда в автобусе зависит от сектора, куда вы направляетесь. Из аэропорта в центр стоимость проезда составит 60 KSh (24 руб.). Время в пути - 45-50 минут, если ехать в часы пик, время в пути значительно увеличивается.
Множество комментариев о Кении предупреждают не ездить на автобусе. Причин масса: высокая вероятность попасть в ДТП, быть обокраденным прямо в автобусе (так как автобус следует через юг Найроби, наиболее неблагополучный район столицы), быть убитым за ценные вещи.
Как все происходит на самом деле. Мы вышли из здания аэропорта, перешли дорогу и сели уже в отъезжающий автобус. Я только успел спросить в Сити ли он едет. Кроме меня и подруги, белых в салоне не было. Автобус старый, грязный и убитый. И очень напоминает старые автобусы в глубокой российской провинции. В салоне не душно, потому что окна открыты. В салоне работает кондуктор (работа кондуктора в Кении - это особая тема), он носит жилетку и деньги, сложенные пополам в длинные полоски и зажатые веером между пальцев. С 1000 KSh кондуктор дал сдачу, и дал правильно. Единственное, что может вызвать откровенный негатив, так это сам Найроби за окном, но об этом позже. Автобус останавливался часто, и поэтому казалось, что едет он очень медленно. Во время всего пути в автобус не вошел ни один угрожающего вида человек (даже в районах откровенных трущоб). Кроме этого, ни один человек не обращал на нас особого внимания и не проявлял интерес, почему два мзунгу (на суахили "белый") едут с сумками на разбитом в хлам автобусе. Через 50 минут в автобусе почти не осталось людей. Мы въезжали в центр города, его легко отличить по высоким зданиям вокруг. Я объяснил кондуктору, куда нам нужно, и он на пару с водителем дружелюбно подсказал, где выйти, и даже помог спустить сумку. Не бойтесь ездить на автобусе, это дешево и безопасно! Главное - не разевать рты!
Рефлексия

Маршруты Антверпена

Очень хочется написать об одном заведении Антверпена, которое мне посчастливилось посетить несколько дней назад во время новогодних каникул во франкоязычной Европе. Это место называется "'t Half Souke", и находится на вполне туристическом треке, недалеко от Замка стен (нид. Hetsteen) и главной площади (как и в любом бельгийском городе) Гроте Маркт (нид. Grote Markt), на пересечении улиц Heilige Geeststraat и Hoogstraat.

Это место отличается от остальных заведений старого города неподдельной аутентичностью. На входе нас встречает выходящий мужик, внешне напоминающий рыбака из хемингуэйских книг или документальных фильмов про рыбалку, желает доброго вечера на фламандском диалекте, и с улыбкой раскуривает сигарету. На улице пусто и сыро, и свет горит тускло. Вокруг - ни души. Дверь в бар открывается с большим трудом, цепляется за брусчатку, так, что приходится просачиваться через небольшую щель.

Снаружи бар представляет собой своего рода аквариум: стены здесь - это огромные витрины. Внутри стоят несколько столиков, диванчики, обитые красной кожей, и барная стойка. Играет джаз и блюз середины двадцатого века, на слух эта музыка такая же старая, как и посетили бара. Бармен - женщина. Она ведет беседу с рыбаком и то и дело отвлекается, чтобы переставить кассету в магнитофоне за спиной. В правом углу за столом старики играют в преферанс и заказывают пиво. В левом - еще более старая женщина лет восьмидесяти пьет чай из стеклянного стакана, а ее сын читает свежую газету. Газеты и журналы можно свободно брать с подоконника.

Пиво каждого сорта здесь подают в фирменных стаканах. Выбор хороший, цены - одни из лучших в городе, в среднем 2 евро за стакан (0,33 l). Идеальный вариант для дегустации. Пиво из бочек. Свежее и холодное. Посетители бара заказывали Stella Atrois. Женщины пили воду.
Самое интересное из того, что удалось попробовать здесь - пиво, сваренное в Антверпене, называется De Koninck, янтарного цвета, с горчинкой. Вкус специфический и узнаваемый.
Заказали Duvel (читается примерно как "дёвль") - светлое пиво, одно из наиболее популярных в Бельгии. Разливное. Крепкое. Это самое крепкое светлое пиво, что я пробовал. Вкус запоминающийся.
Stella Artois - максимально приближено к пиву, что продается в России в бутылках. Однако, в силу того, что оно было разливным, по вкусу все же отличается.
Leffe - один из популярнейших сортов, продается в каждом магазине. Существует несколько видов этого пива: из тех, что попадались на глаза - светлое, темное, красное, вишневое. Попробовали темное. Вкус нейтральный, без изюминки. Обычное хорошее темное пиво из бочки.
Такие места - большая редкость. И в туристической Европе их почти не осталось. В путеводителях про них не пишут, на картах они не обозначены, и меню на английском здесь не найти. Бармен говорит на английском. Есть меню на французском языке. Рекомендую всем, кто не гонится за пышной кухней (кухня здесь скромная, потому что готовит одна хозяйка), а ищет особенное, атмосферное место, где можно душевно провести дождливый антверпенский вечер.
Рефлексия

Иерусалим 27/01/2013

Самая главная достопримечательность Израиля, безусловно, Иерусалим. О нем написано немало книг. Паломники от трех религий съезжаются сюда со всего мира. Иерусалим – пересечение трех культур: арабской, иудейской и христианской. Это очень самобытный город, город, подобного которому невозможно встретить больше нигде. Святая земля, один из самых древних городов в мире. В таком месте даже такие не религиозные люди как мы почувствовали себя по-особому умиротворенно. Неудивительно, что за земли Иерушалаима идет бесконечная борьба.

Город разделен на две части – западную и восточную (территории так называемого Западного берега реки Иордан (англ. West Bank). Восточный Иерусалим - главная тема в арабо-израильском конфликте, включает в себя Старый город, где находятся святыни трех религий. Западный Иерусалим - более современная, динамично развивающаяся часть города. При этом, не будучи единым, город одновременно является столицей двух государств – Израиля и Палестины.

Иерусалим разделен на части стеной. Разделение, конечно, скорее только условное: здесь не убьют сразу после пересечения границы. Можно войти в ворота, и ты уже в Палестине. Да и какое может быть строгое разграничение, когда арабы и евреи торгуют на одном рынке, а главные святыни иудеев и мусульман находятся бок о бок. Арабо-израильский конфликт усложнил процедуру попадания туристов в ряд интересных мест. Например, чтобы попасть в Вифлеем (где, к слову сказать, я так ни разу и не был), нужно пройти тщательный досмотр, а для самостоятельного путешествия в Иерихон, насколько я помню, необходимо собрать группу. В общем, любые трудности можно преодолеть. Однако личного досмотра избежать, в любом случае, не удастся. Я думаю, все это не те причины, которые могут остановить настоящего любителя путешествий.

Утро началось рано, с уличной пропаганды однополой любви.
 
Билет на поезд из Герцлии до Иерусалима стоит 56 шекелей (450 рублей) в обе стороны. При этом придется обязательно делать пересадку в Тель-Авиве. Мы дождались ближайшего поезда, следующего в южном направлении, доехали до станции Тель-Авив ХаХагана (англ. Tel-Aviv HaHagana), где прождали поезд до места назначения почти целый час.
За это время очень захотелось есть. Никогда не покупайте еду на вокзале в Израиле! Никогда не покупайте еду на вокзале! За 1 бутерброд с рыбной начинкой, булочку с корицей (кстати, булочка была свежая и очень вкусная) и два чая мы отдали 54 шекеля (430 рублей).

Самый быстрый и дешевый способ добраться до Иерусалима – сесть на автобус на станции Тель-Авив Тахана Мерказит (англ. Tel-Aviv Tahana Merkazit) и доехать до автовокзала в Иерусалиме. Автобусы оттуда отправляются каждые полчаса, а то и чаще. Стоимость билета в одну сторону - 18 шекелей (150 рублей). Время в пути – всего 45 минут, правда если ехать без пробок. На главной трассе страны пробки есть почти всегда, особенно на въезде в Иерусалим. Но! Сидя в комфортабельном автобусе, где окна, чтобы яркий солнечный свет не слепил глаза пассажира, закрыты специальной сеткой и занавешены, где дорога настолько хорошая, что совсем не замечаешь как она пролетает, нельзя увидеть тех прекрасных мест, через которые проезжает поезд... пусть всего лишь из окна...
Железнодорожные пути в Иерусалиме проходят через юг города. Однако, еще задолго до первой остановки Jerusalem Biblical Zoo (зоопарка Иерусалима), открываются неописуемой красоты виды на фруктовые плантации, горы, многовековые развалины, луга. Пастух в платке и с посохом пасет овец, которые ловко забегают вверх по холмистой местности. Оливковые деревья отбрасывают тень на зеленую как будто только взошедшую траву. Солнце освещает вершины гор. У подножья течет речка неестественно ржавого цвета – это горная порода окрашивает воду. Поезд, как змея, виляет по горному железнодорожному серпантину, так, что глядя в окно вагона можно увидеть локомотив...

Туристы редко ездят на поезде до Иерусалима – это долго (на весь путь у нас ушло 1 час 25 минут), поэтому наш вагон был почти пустой. Под конец пути сидячий впереди еврей спросил что-то на иврите, из чего я понял, что он интересуется какая будет следующая станция. Когда я сказал, что не говорю на иврите, он переспросил по-английски, где лучше выйти, чтобы добраться до центрального автовокзала. В прошлую поездку я очень хорошо изучил город, сказал, что ему лучше выйти с нами на станции Jerusalem Malha и сесть на автобус №18. В беседе выяснилось, что его жена приехала в Израиль из Москвы, и он очень любит Россию, и бывал в стране неоднократно. Интересно, что когда мы вышли из поезда и долго искали выход с территории вокзала (на районе все перекопали, строят развязку и стадион для футбольной команды Хапоэль (англ. Hapoel), встретили этого мужичка еще 3 три раза, причем всегда он нас опережал. Странно, вышел то он из вагона позже. Не знаю почему, но мне он очень понравился, приятный человек.


Преодолев кучу перекрестов, развилок дорог и пешеходных зебр, мы наконец вышли на большой проспект Menachem Begin, который выполняет своего рода роль объездной дороги, и судя по карте, если не ведет в сторону Старого города (англ. The Old City), то по крайней мере задает правильное направление. Я уже бывал на юге Иерусалима, и в первый раз заблудился, пытаясь срезать путь через маленькие улочки. В городе почти нет параллельных улиц. На этот раз мы решили не рисковать потерей времени, так как на Иерусалим был только один день, и отправились вдоль трассы на север города. Муниципальное правительство решило благоустроить южную часть города: вдоль всей дороги ведется активное строительство. Слева на холме раскинулся элитный район новостроек, на расстоянии от шумной автомагистрали.
Главный строительный материал в Иерусалиме – это белый камень, который добывают недалеко от берегов Мертвого моря. Это делает город гармонично однотонным.

Иерусалим – это бесконечные спуски и подъемы. В южных районах города местность особенно холмистая. По пути я попробовал растущие у обочины маслины. Плевался полдороги.
Иерусалим не отличается большим русскоговорящим населением. Эмигранты традиционно селятся в небольших городках: их много на севере страны, в Хайфе, в Кирьят-Мотцкине. В столице жизнь дороже. Однако типичные следы русской диаспоры можно встретить абсолютно везде.
В западной части Иерусалима совсем нет туристов, здесь люди живут обычной жизнью, где-то неспешной, где-то даже провинциальной. Чувствуется отдаленность от туристических мест: на улице валяется мусор, тротуары разбиты, деревья не подстрижены. Эта дикость прибавляет городу естественности. Ортодоксальные семьи живут вперемешку со светским населением. Любопытно наблюдать, как хасиды ведут себя в обычных бытовых ситуациях: покупают еду в магазине, заправляют автомобиль, гуляют с детьми.
Так вышло, что мы обогнули ранее истоптанные мной районы, и добрались до Старого города совершенно другой дорогой, примерно за час.
Мы вышли к торговому центру Mamilla - самому известному шоппинг-моллу Иерусалима. На самом деле, это не молл в привычном понимании, это целая улица, где бутики расположены по обе стороны от мощеного тротуара. Здесь есть множество дорогих ресторанчиков, брендовых аутлетов, салонов красоты. Рай для туриста с деньгами и точка сбора молодежи по вечерам. Это все не настоящее!
Торговый центр традиционно выставляет на продажу произведения современного искусства - картины и скульптуры. Выставка постоянная, а вот экспонаты меняются. Спрос! Свой Энди Уорхол здесь тоже есть.







В любом случае, в Мамилле каждый найдет что-то себе по душе. Улица ведет прямиком к Старому городу, к Яффским воротам (англ. Jaffa gate). Огромная стена отделяет Старый город от площади, где кучкуются туристы, хасиды ловят такси, а арабы продают хлеб (такой есть только в Иерусалиме - большая овальная булка с кунжутом и хрустящей корочкой).
На входе в Старый город стоял парниша с табличкой на английском "Бесплатная экскурсия по Иерусалиму". Я уверен, что он стоял там очень долго: никто не подходит, потому что думает, что здесь есть какой-то подвох. На самом деле, вероятнее всего, подвоха никакого нет, и это реально хорошая возможность попрактиковать язык и узнать о городе больше. О настоящих секретах старого Иерусалима знают только местные. Если кто-то поедет в Иерусалим один, не упустите такую возможность.

Старый город разделен на несколько частей: Христианский, Армянский, Еврейский и Арабский кварталы и Храмовая гора. Если входить в город c запада, через Яффские ворота, вы попадете в Христианский квартал (англ. Christian quarter). Чтобы попасть в Армянский квартал (англ. Armenian quarter), нужно сразу повернуть направо.
Несмотря на такую интеркультурность, в Старом городе повсюду ощущается дух арабского востока. Виной этому арабский рынок. В это сложно поверить, но торговые ряды - это обыкновенные улицы, каждый из которых имеет свое название, на верхних этажах живут люди.
Арабский рынок чарует своим многообразием. Здесь хочется купить все и сразу. Арабы очень любят торговаться. Поэтому начальная цена товара может завышена в десять раз. Если покупатель не торгуется с арабом, как часто поступают туристы, он падает в глазах продавца и расценивается как жертва. Торговаться нужно всегда.
Кроме традиционных платков, одежды, ковров и утвари, на базаре продают специи, воcточные сладости (англ. Turkish delights), овощи и фрукты. Находчивые продавцы свежего сока по-всякому заманивают туристов. Кажется, что здесь можно найти все.
В Христианском квартале можно встретить множество часовней и соборов, ресторанов и гостиниц. Некоторые гостиницы специально ориентированы на прием паломников. Место паломничества всех христиан мира - это Храм Гроба Господня (англ. Holy Sepulchre), страшное место для тех, кто не приемлет религиозный фанатизм. Храмовый комплекс включает Голгофу, место Распятия Христа. Для каждой из христианских конфессий здесь есть отдельное место для молитв. Время служения литургии тоже разделено. Такое деление нередко провоцирует конфликты между конфессиями. Во избежании столкновений ключи от храма хранятся в мусульманской семье.


Кроме Храма Гроба Господня, в Христианском квартале находится улица Via Dolorasa, где Иисус нес свой крест. Теперь здесь солдаты израильской армии Цахал несут тяжелые рюкзаки и автоматы.
Неподготовленному в Старом городе достаточно трудно ориентироваться. Не было такой минуты, когда я точно знал какой дорогой мы идем и что встретим за углом. Чтобы понять старый Иерусалим (изначально Старый город - это и был весь Иерусалим), во всех смыслах, нужны годы.
Петляя по каменным ступеням, мы наконец вышли на смотровую площадку, откуда открывается прекрасная панорама на площадь перед Стеной плача и Храмовую гору.
Стена плача, или как она обозначена на всех англоязычных картах, Западная стена (англ. Western Wall) - главная святыня иудаизма, место паломничества евреев всего мира. Она находится у подножья Храмовой горы. Считается, что Западная стена - единственное, что уцелело после разрушения Второго Храма - храма Ирода Великого.

Верующие евреи читают текст Торы, ритмично качаются взад-вперед. Все щели в стене забиты бумажками. Говорят, что послание к  Господу, оставленное в стене, обязательно дойдет до адресата.
Перед стеной стоят стулья для тех, кто собирается молится долго. Хасиды могут провести здесь очень много времени. Однако, несмотря на всю святость места, они не пренебрегают фотографиями на фоне стены, позируя друг другу. Стена поделена на две части, большая - для мужчин, меньшая - для женщин. По деревянному коридору туристам в определенные часы можно подняться на Храмовую гору.
Еврейский и Арабский кварталы Старого города вплотную прилегают друг к другу. Мы вернулись на базар, купили рахат-лукум, хлеб с кунжутом, к которому прилагается специальная смесь соли и специй, перекусили на камне возле синагоги, и отправились гулять по Еврейскому кварталу.

Как оказалось, мы обогнули Храмовую гору и вышли к стене на пересечении Еврейского и Армянского кварталов. Здесь со ступеней открывается вид на мечеть Аль-Акса (англ. al-Masjid al-Aqsa) - третью по значимости святыню для мусульман. Аль-Акса неприметно ютится на самом краю Храмовой горы, отсюда ее название - Аль-Акса по-арабски - "самая дальняя мечеть". Кроме того, это самая древняя мечеть в мире. В мечеть Аль-Акса вход немусульманам, вопреки традиции пускать в мечеть при соблюдении ряда простых правил всех желающих, закрыт.
Куббат ас-Сахра, он же Купол скалы (англ. Dome of the Rock) находится там же, на Храмовой горе. Это та самая мечеть, которую часто изображают на открытках и с которой у людей ассоциируется Иерусалим. По преданию мечеть стоит на том самом месте, где находился камень, с которого вознесся пророк Мухаммед. По иудейским поверьям, с этого камня началось сотворение мира.
На Храмовую гору можно попасть только утром, до 11 утра. Это специальное время, когда территорию возле мечетей могут посетить немусульмане. Когда мы решили попасть туда вечером, охрана все же уточнила, не мусульмане ли мы. Вход в Купол скалы для немусульман также закрыт.

С вершин стены открывался замечательный вид на Палестинский Иерусалим - место, куда редко заглядывают туристы, где почти невозможно встретить шумные компании и куда стараются не заходить евреи. Место, на которое у меня опять не хватило времени и которому я обязательно посвящу время в следующий визит в Израиль.






Мы выходили из Старого города через Зионские ворота (англ. Zion gate) через Армянский квартал. Здесь много армянских флагов, ресторанчиков армянской кухни и таксистов.


Старый город оставался позади. До следующего раза.
От Старого города тянется главная улица Иерусалима - Яффа (англ. Jaffa). Здесь находятся все самые модные магазины одежды, кафе, рестораны, пабы и отели. Улицу разрезают пополам трамвайные пути, которые тянутся от старого Иерусалима до центрального автовокзала, и дальше.
Трамвай в Иерусалиме - основной транспорт. В нем прохладно в жару, а скорость, с которой трамвай перемещается по городу, просто поражает. Проезд стоит 6,60 шекелей (53 рубля). Билеты следует покупать на остановке в специальном автомате. Билет действует 1,5 часа в одну сторону. Таким образом, можно, купив один билет, прокатиться по всему городу.
Яффа - это не только фешенебельные кварталы, банки и роскошные гостиницы, это еще и квартал художников, а чуть дальше - знаменитый рынок Makhane Yehuda. Здесь многое похоже на рынок Старого города, но есть одно главное отличие - продавцы не арабы, а евреи. А следовательно и методы торговаться у них другие. На рынке нас угостили халвой (национальным еврейским лакомством). Выбор халвы здесь огромный. Витрины просто забиты кругами халвы, такими, как более привычные круги сыра. На Makhane Yehuda мы купили клубнику и съели ее по дороге, немытую. Прикольно, что у рынка есть даже свой официальный сайт.

Возвращались на железнодорожную станцию через территорию университета под хрумканье грейпфрутов. На территорию можно попасть только через турникет и охрану. Скорее всего, это просто формальность, но в Иерусалиме дополнительная безопасность не будет лишней.
На улице стало уже совсем темно. Мы вышли на хитрую развязку. Мост пересекал знакомый проспект Menachem Begin. На проспект можно было спуститься по крутой вытоптанной людьми дорожке. Мы решили обойти по горе и спуститься дальше. Оказалось, что нужная нам дорога уходила вниз, а гора становилась все выше. В итоге уперлись в ограждение и по зарослям в темноте возвращались назад. Всю дорогу шли вдоль трассы.
   

   
Через несколько сот метров тротуар закончился. На перекрестке мы перебежали дорогу, откуда вышли к строящемуся стадиону. С большим трудом нашли тропинку, огибающую стройку, и по ней отправились на площадь перед вокзалом... На перроне уже ждал поезд на Тель-Авив. Уселись и задрыхли. Только толстая черная женщина с голосом как из американских комедий не давала окончательно отключится. Домой добрались поздно. В этот день мы спали без задних ног.
Рефлексия

Яффа 29/01/2013

Ночью, как и ожидалось, налетела буря. Всю ночь напролет шел дождь, сильный ветер, не давая уснуть, стучал в ставни, было холодно. Дома в Израиле по понятным причинам не отапливаются, поэтому зимой, когда температура воздуха ночью опускается до +8 градусов на улице, в доме температура не выше. Окна, как правило, вообще не принято закрывать. По крайней мере в доме у ребят, где я остановился, окно в гостиной было всегда открыто.

Утром мы отправились в Тель-Авив, в старую его часть, Яффу. Из Герцлии прямо от центрального вокзала в Тель-Авив ходят автобусы №47 и №48. Проезд стоит 10,4 шекелей (это дороже, чем в автобусе по городу). Время в пути - около 30 минут.

На этот раз дождь был менее благосклонен и застал нас прямо в пути. Когда въезжали в Тель-Авив, хлынул ливень. Никакого зонтика конечно же у нас не было. В рабочий день в Тель-Авиве, как и везде, возникают пробки, особенно в центральной части города. Всю дорогу по проспекту Ибн Габироль (англ. Ibn Gabirol) мы ехали очень медленно, а когда подъезжали к знакомым мне по первому дню местам, дождь уже успел закончиться, и мы вышли.
Было очень тяжело не соблазниться и пройти мимо раста-мужичка, торгующего свежевыжатым соком. Здесь сок выжимают вручную прямо на глазах у покупателя. Обычно можно самостоятельно выбрать фрукты, из которых будет выжат сок; на этот раз почему-то не предложили. Стаканчик гранатового сока стоил 10 шекелей (80 рублей) - это дорого, потому что это центр, и потому что это Тель-Авив.
Вниз по улице нас встречал знаменитый рынок Тель-Авива - Кармель (англ. Carmel). Я люблю это место, и бывал здесь неоднократно. Тут продается куча приятного барахла, дешевая клубника, богатый выбор оливок и замечательный так полюбившийся мне лимонад с сельдереем.
Рынок ограничивается улицей Алленбай (англ. Allenby) с севера, и моим любимым кварталом в Тель-Авиве, Неве Цедек (англ. Neve Tsedek). Здесь я был кучу раз, в том числе и в первый же день январского трипа. Такое лучше увидеть...






Дорога вывела к морю. В Тель-Авиве пляж тянется вдоль всего города, с севера на юг. На самом деле пляжей несколько, и на каждом превалирует определенная публика. Недалеко от отелей отдыхают в основном туристы. Зимой купаются только русские. На мой взгляд, самый крутой пляж в Тель-Авиве можно встретить, если идти вдоль берега через парк в Яффу. Здесь нет волнорезов, почти нет туристов, так как гостиницы далеко, нет многочисленных ресторанчиков и кафе. Летом я купался только там. На этот раз нам пришлось довольствоваться неповторимыми видами свирепого Средиземноморья.





По левую сторону от мощеной прибрежной дороги, ведущей в Яффу, расположился магазин "даров моря". Здесь продают всякий хлам, который либо выбросило на берег, либо подняли со дна. Казалось бы, никому не нужный мусор. Но этот мусор в умелых руках дизайнера приобретает вторую жизнь, и хорошо продается.

А вдалеке перед нами уже открывался прекрасный вид на старинную крепость Яффы.
Яффа - это один из древнейших городов мира, в древности - главный порт в Израиле (сегодня, как мне кажется, эту роль выполняет Хайфа). С городом связано множество библейских легенд. Старая Яффа поражает своей историей. Еще в XV веке д.н.э. город захватывали египтяне, позже римляне, Яффа многократно подвергается набегам и разрушениям. В Новую эру к власти приходят арабы, тогда Яффа теряет свое значение как город-торговый порт. Позже, как это было с Акко, Яффа становится узником крестоносцев. Все арабы и иудеи изгоняются из города, начинается массовый наплыв паломников-христиан. Когда арабы вновь захватывают город, в страхе повторных набегов крестоносцев некий добрый султан самолично отдает приказ разрушить город. Яффа исчезнет с карты земли на долгие четыреста лет. В XIX веке отстроенный с нуля город, как важный стратегический объект, захватит Наполеон. А в середине XX века, когда Израиль уже получил статус государства, Яффа была объединена с на тот момент столицей Тель-Авивом в единое муниципальное образование Тель-Авив - Яффо. Однако, даже сегодня Яффа остается уникальным местом, я бы сказал - своеобразным порталом из современного, шумного и непрерывно растущего Тель-Авива в богатое историческое прошлое.


Старая Яффа обнесена огромной стеной из булыжников. Удивительно, но даже в исторической части такого старого города, где ежедневно полно шумных и любопытных туристов, живут люди... И предупреждают, что не стоит совать свой нос куда попало.
Ступени здесь со временем отполировались настолько, что по ним скользко ходить даже в ясную погоду. Стены изъедены дождем. На окнах стоят решетки. Старая Яффа находится на холме, поэтому нам все время приходилось либо спускаться вниз либо подниматься вверх.


В старом городе полно музеев, галерей (особенно в квартале художников), винных магазинов (на вид абсолютно туристической ориентации). В таких перед покупкой бутылки хорошего вина его обязательно дадут попробовать. Дело было утром, и мы как-то постеснялись зайти.
На вершине горы, откуда открывается чудесный вид на море и современный Тель-Авив, установлена скульптура "Ворота Веры", каждая из трех частей которой - работа различных мастеров, имеет свое название и индивидуальный библейский смысл.
На выходе из Старой Яффы толпится множество туристов. Здесь растет подвешенное на канатах апельсиновое дерево, корни которого не соприкасаются с землей. Примечательно, что дерево плодоносит. На обшарпанной стене напротив повесили огромный плакат, где можно увековечить себя, оставив автограф и написать свои пожелания.
В старом городе настолько тихо и умиротворенно, что когда мы вышли за пределы крепости, показалось, что мир вокруг ожил. Снова - оживленные улицы, гудящие моторы, куда-то бегущие люди...

Самая главная задача, которая стояла перед посещением Яффы, - найти заведение, где готовят самую лучшую в стране (со слов Вани) шакшуку (англ. Shakshuka). Так же это блюдо носит название "Яйца в аду". Готовится очень просто: острый перец, чеснок и, главное, помидоры тушатся в сковородке с добавлением пряностей (зира, душистый перец). Когда огненно-красная масса готова, в нее разбиваются яйца и готовятся как глазунья. Шакшука спорила за право называться национальным израильским блюдом с хумусом и фалафелем. Проиграла.

На что только не пойдут владельцы ресторанов, чтобы завлечь посетителей. Каждый привлекает клиентов по-своему: у одного стоит зазывала в национальном турецком головном уборе, в другом - на нескольких языках написано "Добро пожаловать!".
То самое место мы не нашли, зато нашли другое, уверен, не хуже. Одна сковородка шакшуки обошлась в 35 шекелей (280 рублей). Яффа - это туристический район, поэтому цены явно завышены.

В Яффе торговля идет полным ходом. Здесь есть и блошиный рынок, и длинные торговые ряды, и арабские базары. Продают абсолютно все. Здесь напрочь отсутствует столичный и курортный дух Тель-Авива. Здесь, скорее, турецкий восток, как в Акко. Такое сочетание и постоянное чередование арабского и еврейского жизненного уклада делает Израиль очень колоритным и уникальным местом.
Мы покидали Яффу, накрутив не один километр по узким улицам и жилым районам Тель-Авива. Самый богатый квартал города - квартал Ротшильда, расположился в начале улицы Дизенгофф (англ. Dizengoff), возле квартала Неве Цедек, где местные строительные компании постепенно выкупают полуразрушенные дома, сносят, а на их месте строят стеклянные многоэтажки. Борьба за сохранение уникального места уже многие годы идет не прекращаясь. Главная улица - проспект Ротшильда (англ. Rothschild), в виде крючка, на котором "наживлен" Неве Цедек, упирается в площадь перед национальным театром Израиля Хабима (англ. Habima). Это первый театр в стране, где представления начали ставить на иврите.

Даже несмотря на то, что квартал Ротшильда - место тусовок золотой молодежи, здесь можно встретить классных людей. Когда мы проходили под балконом, на котором под большим кафешным зонтиком курил растаманский чел, чел нас заметил, заметил, что мы заметили его, помахал, поздоровался и даже пожелал хорошего пребывания в Израиле.

На площади перед театром организованы ниши с посаженными деревьями, построен прикольный бассейн, глядя на который создается впечатление, что вода висит в воздухе. Напротив главного здания стоят бетонные скамейки. На них очень приятно сидеть и остужаться в жару. Мы сидели на деревянных ступенях. А  когда совсем расслабились и никуда не хотели идти, к большому красивому кактусу подошла мама с ребенком, и ребенок справил на него нужду. Я сказал маме свое любимое "Sababa!" (Зашибись!) очень растянуто; она поняла, что это сарказм, улыбнулась и ответила "Toda!" (Спасибо!). Круто, когда местные тебя понимают! =)
Как бы то ни было, мы были в хорошем расположении духа, решили, что ехать домой пока рано, и стоит погулять по Тель-Авиву еще. Вышли на улицу Короля Георга (англ. King George). Здесь как раз останавливается автобус в Герцлию. И здесь, куда ни плюнь - сплошные бутики. Рабочий день заканчивался, и на улице было много народу, большинство - молодежь. Тель-Авиве вообще очень молодой город.

По улице Бен Иуда (англ. Ben Yehuda) мы не спеша вышли на улицу Бограшов (англ. Bograshov), прошли ее всю, то и дело заглядывая в магазинчики с молодежной одеждой (в одном из таких занавески для переодевания были сделаны из сшитых желтых футболок), вернулись на улицу Короля Георга, и пошли по пути следования автобуса.


На улице уже стемнело, зажглись фонари. На проспекте Мазарик (англ. Mazaryk) была особая, такая праздничная атмосфера: горели яркие огни, пахло вином и дорогой едой, играла хорошая музыка. Это место скопления элитных ресторанчиков, куда иногда так хочется зайти. На этот раз я очень сильно пожалел, что на такое не хватило денег...
День заканчивался. Дорога домой не заняла много времени. Мы сели на автобус возле торгового центра, где перекусили соком и круасанами. А дома нас уже заждались друзья, вкусная вегетарианская лазанья и крепкий-крепкий сон до самого утра...